Россия начинает собирать новую кубышку, теперь в юанях

Россия начинает собирать новую кубышку, теперь в юанях

Фото: ZUMA Press Wire/ ТАСС

Россия уже в мае возобновит покупку иностранной валюты в резервы на фоне стабилизации государственных финансов в связи с ростом доходов от нефти, утверждает американское агентство Bloomberg со ссылкой на источники. По данным агентства, первоначальные объемы закупок могут составить эквивалент $200 млн в юанях ежемесячно. Соответствующее объявление Минфина ожидается, утверждается в статье.

Россия в течение последних двух месяцев сокращала продажи юаней для покрытия дефицита бюджета, при этом в апреле объем операций сократился вдвое по сравнению с февралем, отмечает агентство. Переход от продаж к закупкам валюты подчеркнет способность России поддерживать приток нефтедолларов на фоне западных санкций и потолка цен на «черное золото».

Возобновить операции с иностранной валютой в соответствии с бюджетным правилом Минфин РФ решил еще в январе после почти годового перерыва. Речь о закупках валюты при относительно высоких нефтегазовых доходах и продаже при низких. Такие операции в отличие от практики, которая действовала до начала прошлого года, теперь проводятся с китайскими юанями, а не с западными валютами. Но в начале года Минфин наращивал продажи юаней в связи со снижением цены российской нефти.

Теперь он готов перейти к покупке. Как пишет Bloomberg, несмотря на «беспрецедентный дефицит» (по итогам первого квартала составил 2,4 трлн руб.), бюджет «идет на поправку», отчасти благодаря изменению расчета цены нефти для налогов.

Вопрос в том, нужно ли России возобновлять закупки валюты, пусть даже и дружественных стран, если гарантировать ее сохранность никак нельзя. Примерно половина огромных накопленных резервов в долларах и евро после начала спецоперации оказалась заморожена. Как признавали в Минфине, из общего объема ЗВР в размере 640 миллиардов долларов заморожено оказалось около 300 миллиардов. Сомнительно, что Россия когда-либо получит эти деньги, тем более что Запад и Украина вовсю строят планы по их использованию, хотя окончательно объявить об экспроприации пока не решаются.

По состоянию на 17 апреля золотовалютные резервы Росси составляли 574,2 миллиарда долларов. Если отнять от них замороженные 300 миллиардов, сумма получится не такой внушительной, но все же достаточной. Кроме того, есть еще Фонд национального благосостояния, размер которого Минфин в феврале 2023 года оценил в 10,8 трлн рублей, или 7,2% ВВП.

Нужно ли заниматься сейчас новым накоплением резервов или лучше тратить имеющиеся средства на развитие экономики и поддержку новых регионов — вопрос открытый. В любом случае, можно было бы воспользоваться советским опытом, когда валюта приобреталась преимущественно для того, чтобы на нее покупать необходимые товары за рубежом, а собственно накопления в ней были минимальными. Пусть сейчас юань — валюта дружественного государства, гарантировать сохранность этих резервов наши власти, как и в случае с долларовыми, не могут.

Как рассказал «СП» кандидат экономических наук Андрей Бунич, страсть к накоплению резервов в валюте может быть пережитком прошлой политики, с которой российским финансовыми властям сложно расстаться. В то же время нынешние покупки юаня носят скорее символический характер и должны показать рынку, что у нас все хорошо, раз мы можем позволить себе покупки валюты.

— Речь пока не идет о накоплении, — говорит Андрей Бунич. — 200 миллионов долларов в месяц — смешная сумма. Для сравнения: ликвидная часть Фонда национального благосостояния составляет 90 миллиардов долларов. Такие объемы закупок юаня не влияют ни на что, но зачем-то их решили возобновить.

Могу предположить, что это делается только для того, чтобы продемонстрировать финансовую стабильность. Ранее была достигнута договоренность, что при определенной цене на нефть закупки валюты будут возобновлены, сейчас это происходит. Хотя на самом деле текущий уровень цен наверняка не устраивает наши финансовые власти, особенно с учетом того, что потребности бюджета выросли чуть ли не на треть.

Скорее всего, это просто демонстрация, что у нас все в порядке. Раз мы покупаем валюту, значит, мы ее не продаем и, значит, нам не требуется поддерживать курс рубля. Который до недавнего времени, кстати, был под заметным давлением. Это акция, направленная на успокоение игроков финансового рынка, которые должны получить сигнал, что все стабильно. Другого смысла в этих операциях нет.

«СП»: На рынок сигнал подействует?

— Пока сложно сказать. Мы видим, что сегодня падение рубля, а, на мой взгляд, правильнее было бы сказать — приведение его в норму, приостановилось. Закупки юаня направлены, в том числе и на то, чтобы эту тенденцию укрепить.

«СП»: Если говорить не только о конкретных закупках, но о пополнении валютных резервов в принципе, нужно ли это делать и накапливать большой объем иностранных денег, которых можно в любой момент лишиться?

— Вся эта политика накопления валюты в Фонде национального благосостояния и в золотовалютных резервах была следствием встроенности России в международную систему хозяйственных связей и финансовых отношений. Это было условие пребывания в системе, в которой мы находились, втащенные туда Западом, с 90-х и до прошлого года. В ней положено действовать таким образом. Это своего рода дань за то, что ты пользуешься определенным режимом благоприятствования при торговле и финансовых операциях.

Эти условия были сформулированы МВФ и другими финансовыми организациями, одно из них — накапливать резервы. Деятельность Кудрина, Силуанова или Грефа находилась полностью в русле этих соглашений. Согласно этим условиям, как только у вас есть превышение какого-то уровня доходов, вы должны их немедленно направить в резервы.

«СП»: То есть такая политика в принципе ошибочна?

— С моей точки зрения, она совершенно неправильна. Это типично колониальная схема, которую давно нужно было изживать. У нас ее рассматривали как вечную, но она временная, и Запад ее таковой и считал. Несмотря на то, что мы так долго и упорно копили резервы, в итоге ничего хорошего это нам не принесло. Но, повторю, это было условием для продаж нефти и газа и поддержания системы, которая формировалась последние 20 лет. Ты продаешь ресурсы, но на Западе оставляешь часть средств, такая система сообщающихся сосудов.

Естественно, в нынешних условиях эта политика неуместна. Необходимо формировать новую финансовую систему сообразно изменившимся обстоятельствам, новую налоговую систему, проводить другую денежно-кредитную политику. Она больше не может быть привязана к параметрам, которые задают международные организации, потому что они проводят политику дискриминации России. Смешно следовать тем ориентирам, которые они использовали.

К сожалению, я не вижу, чтобы эта новая политика не то, чтобы осуществлялась, но хотя бы обсуждалась в теории. Этого нет. Обсуждается только продолжение прежней политики, пусть даже в совершенно декоративных формах вроде закупки юаней на 200 миллионов долларов. Если же появляются новые идеи, то только в каких-то диковатых, архаичных формах — давайте всё отменим, вернемся в «каменный век», полностью парализуем рыночную экономику. Кроме этого, не слышно ничего, все идет своим чередом, как будто никто не арестовывал наши резервы, а прошлая политика нам сулит что-то хорошее.

Хотя понятно, что давление на нас будет продолжено, и это давление во многом осуществляется с помощью навязанных нам финансовых правил. Как без собственной финансовой политики можно иметь самостоятельность на международной арене?! Мы вроде бы пошли на обострение международных отношений, чтобы завоевать геополитический суверенитет. Но главное его условие — суверенитет финансовый, без него остальные цели недостижимы.

Источник

Сейчас читают :