«Горнолыжный миллиард»: Ненужная трата денег или вложение в здоровье нации и развитие экономики?

8

«Горнолыжный миллиард»: Ненужная трата денег или вложение в здоровье нации и развитие экономики?

Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС

В правительстве РФ распорядились выделить на развитие сибирского горнолыжного курорта Шерегеш 948 миллионов рублей. Средства будут поступать в течение двух лет. В 2023 году федеральный центр перечислит на развитие Шерегеша 711 миллионов рублей, в 2024-м — еще 237 миллионов. На выделенные деньги власти Кузбасса планируют реконструировать систему водоснабжения Шерегеша и наладить водоотведение в одном из секторов курорта. Для обеспечения теплом потребителей в том же секторе обновится оборудование центральной котельной. Также продолжится строительство дороги между поселком и горой Мустаг.

Помимо этого, на территории курорта обустроят автодорогу, которая соединит действующую трассу Шерегеш — Чугунаш с горой. Вдобавок в том же секторе предполагается строительство очистных сооружений.

Во всех социальных сетях на эту инициативу тут же обрушился шквал критики.

«Дело хорошее, но… только что на днях ЧВК „Вагнер“ просило у Минобороны снарядов, — пишет один из известных Телеграмм-каналов. — Может, надо было закупить их у Северной Кореи? Это несколько вагонов. Военные волонтёры пишут, что регулярные подразделения ВС России обращаются к ним по поводу маскировочных сетей, китайских БПЛА. У подразделений на фронте не хватает легковых и грузовых машин. Собянин в октябре сбрасывался на дополнительные машины для мобилизованных с Москвы. Ведь сколько внедорожников для фронта можно купить на миллиард? На тысячу миллионов рублей? Иными словами, не бывают лишние деньги во время СВО. Курорты — это хорошо, но всему свое время. Позиция Правительства должна быть жестока к региональным лоббистам, вообще ко всем лоббистам, рвущим бюджет. Все для фронта!»

Но, как выяснилось, есть и альтернативная точка зрения. И она тоже не лишена своей логики. Автор этих строк, сам в прошлом — активный горнолыжник, сделал стихийный опрос собственной фокус-группы из горнолыжников действующих. В момент опроса они находились в Архызе. Архыз накрыло снежной метелью. Лыжники на время «зависли» в местной кафешке «Северное сияние» на самой высокой канатке горы. Откуда и дали мне свое интервью.

 — Основной аргумент многих, кто недоволен такими вливаниями, звучит примерно так: почему мы тратим такие деньги на российский Куршавель — курорт для олигархов? — задается вопросом москвич Антон Кузовлев. — Я бы не сказал, что Шерегеш — это российский Куршавель. Это немного некорректное сравнение. Шерегеш — это скорее народный курорт. Через него ежегодно проходит свыше миллиона человек. Вся Западная Сибирь здесь отдыхает. Да и Восточная тоже. Больше горнолыжек-то нормальных в Сибири нет. Это — настоящий социальный магнит дл среднего класса Сибири и России.

— Основной балансодержатель горнолыжного курорта — наш Шерегешский рудник, — говорит мастер одного из цехов рудника Сергей Кузнецов. На Архыз он, по его словам, «приехал ради кавказской экзотики». — Сейчас наш рудник поставляет железную руду на все металлургические комбинаты Новокузнецка — Кузнецкий металлургический, Западно-Сибирский, комбинаты ферросплавов, резервуарных металлоконструкций, Стальэмаль и другие. То есть мы как раз для фронта и работаем. Причем в круглосуточном режиме, в три смены, не поднимая головы. И «Геш» (так в Новокузнецке местные жители между собой называют Шерегеш) для нас сейчас — единственная отдушина. Причем и зимой, и летом.

Рудник вместе со своими партнерами, может, за свой счет и потянул бы ремонт инфраструктуры курорта. Но спецоперация легла на его бюджет тяжелым бременем. Я думаю, начальство поэтому и обратилось в правительство с просьбой компенсировать расходы на ремонт инфраструктуры. Начальство рудника за последний десяток лет уже вложило в Шерегеш не один десяток миллиардов. Они построили автомобильную дорогу до Таштагола. Вместе с федералами протянули сюда железнодорожную ветку. Десять лет назад открыли автомобильную дорогу Чугунаш — Шерегеш. Этот участок сократил дорогу от Чугунаша до Шерегеша на пятнадцать с лишним километров. Три года назад запустили электричку «Шерегеш-экспресс» для гостей курорта. Она забирает гостей прямо из Новокузнецка и везет до Чугунаша. Из-за этого наплыв и гостей, и местных жителей вырос раза в два минимум.

И начальство, видимо, решило так: раз мы всем Новкузнецком круглые сутки вкалываем для фронта, для победы, то вы тоже пойдите нам навстречу. Мало того. Многие ребята из Новокузнецка, возвращаясь со спецоперации, первым делом едут стресс снять, выбить его эмоционально позитивным тараном — на горе. Здесь на лыжи встают даже те, у кого нога повреждена, или ступню оторвало. С протезами ребята катаются. И вообще, горнолыжный спорт — одно из самых эффективных средств реабилитации инвалидов, даже спинальники умудряются кататься в специальных креслах. Геш — это для нас как наркотик. Если к горе прикипел — от нее не оторвешься. Ребята из комбинатов выезжают сюда целыми трудовыми коллективами. Цеховая путевка-то на предприятиях на гору идет со скидкой. Да и профком кое-где частично оплачивает. Ездят сюда и школьники. И тоже целыми классами. Так что для нас Шерегеш — это настоящая отдушина.

— Между прочим, миллиард — не такие уж большие деньги, — считает предприниматель из Петербурга Сергей Лябох. — Давайте тупо посчитаем. В течение года через Шерегеш проходит свыше миллиона человек, так? А потратить на инфраструктуру предлагается миллиард. Миллиард — это тысяча миллионов. Причем размазанных на два года. То есть в итоге затраты составят одну тысячу рублей на одного отдыхающего. Это во-первых. Во-вторых. Военная операция — в принципе очень дорогое мероприятие. Это колоссальная нагрузка на бюджет страны. И счет там тоже идет на миллиарды. Может, на сотни миллиардов. Может, еще больше. Поэтому по сравнению с расходами на СВО миллиард на Шерегеш — не такие уж большие деньги. К тому же мы не знаем, на каких условиях его выделили. Если это бизнес-проект — деньги вполне могут вернуться в бюджет.

— Вообще сибирский горнолыжный курорт вполне может стать драйвером малого и среднего бизнеса, — убежден мануальный терапевт из Подмосковья Сергей Дробот. Сергей в свое время поставил на ноги монгольских каскадеров, получивших травмы спины на чемпионате мира по спортивной джигитовке в подмосковном Лыткарино. Преисполненные благодарности монголы пригласили мануальщика в гости — в Улан-Батор. Узнав, что он завзятый горнолыжник, они свозили его на местный горнолыжный курорт.

— Меня поразило то, что в разгар сезона все склоны были фактически пусты, — продолжает Сергей. — На них каталось от силы три-четыре человека. И то, как выяснилось, это были либо работающие здесь по контракту европейцы, либо молодые студенты-монголы, которые в Европе учились. Плюс пять-шесть инструкторов. Горнолыжный спорт в Монголии массовым так и не стал. Оказывается, кататься на горных лыжах — не в характере монголов. Тем не менее у подножия горы на территории Sky Resort каждые выходные зимой и летом собираются десятки тысяч посетителей. Здесь работают куча каких-то кафешек, в салонах занимаются мануальной терапией корейские и китайские массажисты, в спортзалах проходят занятия по йоге, фитнесу, пилатесу, работают какие-то хореографические студии.

Кто мешает Шерегешу позиционировать себя не только в качестве горнолыжного курорта, но и рекреационного центра — как монгольский Sky Resort? Здесь вполне можно построить какие-то профилактории, открыть массу спортивных и оздоровительных студий, кружков и секций. В этом месте можно запустить настоящую индустрию здоровья. А для здоровья нации миллиарда не жалко.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here